Невымышленный Сампо:
тайна карельских рун
Десятки тысяч карельских рун лежат непереведёнными, а культура древнего народа постепенно угасает. О поисках волшебного Сампо, путешествии на «живую» гору и об истоках Калевалы рассказывает специалист по карельским рунам Игорь Кондратьев.
Дверь в карельский мир
С самого детства я проводил лето в деревне Шуезеро Беломорского района Карелии. Там все говорили по-карельски: в избе, в магазине, на улице. Это был совсем другой мир: старинные избы, бани по-чёрному, деревянная мебель и утварь, священная скала Калев, на которой стояла деревня, таинственный мощный гул у деревни Шароваракка. Лодка была основным транспортным средством, рыбалка, поход в лес – ежедневными занятиями. В деревне всё будило воображение, рождало вопросы.

Для меня деревня Шуезеро и была дверью в карельский мир. Я стал интересоваться топонимами, историей Карелии, карельскими традициями, культурой, языком.
Самоопределение – шаг к изучению рун


Карело-финский народный эпос заинтересовал меня ещё в детстве. Мой отец – карел, а мама – русская. Получая первый паспорт, я ощутил, что самобытный карельский мир является частью меня, поэтому указал в графе «национальность» – «карел».

Возможно, разрыв между самоопределением и реальным ощущением некоторой оторванности от карельской культуры побудил меня к её изучению. Однако серьёзный интерес к рунам пришёл гораздо позже, через 25 лет.
В поисках таинственного Сампо
Однажды я наткнулся на статью одного из лучших переводчиков «Калевалы» Эйно Киуру об истории почти двухсотлетних попыток учёных разгадать тайну Сампо (Сампо – волшебный предмет в карельском народном эпосе, обладающий магической силой и являющийся источником счастья).

В самих карельских рунах Сампо ничем конкретно не называлось. Вокруг него и из-за него происходили главные события, но сама суть была утеряна в глубине веков.

Погрузившись в тему, я понял, что загадка, действительно, сложна, но именно с этого момента изучение карельских рун стало моим хобби. Через пять лет я всё-таки нашёл разгадку, которую два года проверял текстами карельских рун и изучением местности, где происходили события.
По следам Вяйнямёйнена


Вышедшая в 2011 году книга «В поисках невымышленного Сампо» задумывалась как отчёт
о моём исследовании карельских рун о Сампо, чтобы читатель вместе со мной прошёл, как в детективе, весь путь до разгадки. Фактически же книга объясняет,
о чём были руны Сампо.

Результат моего исследования интересен тем, что найдена не только суть невымышленного Сампо, но
и конкретное место, где происходили события карельских рун. Это юго-запад Ленинградской области. Как карела, меня этот факт не очень радует, но истина дороже. Читатель с книгой в руках может съездить
в деревню, бывшую Похьёлой, и в село, бывшее Вяйнолой, посмотреть на остатки Сампо и искупаться
в море, носившем в волнах Вяйнямёйнена.

Закончив первую книгу, я понял, почему учёные так упорно бились над тайной Сампо. В карельских рунах события, связанные с ним, разворачиваются на берегу того же моря, с которого зародился мир.

Изучение рун о начале этого мира привело меня
к удивительной гипотезе – наша цивилизация родилась на юго-западе Ленинградской области. Также выяснилось, что каменные артефакты Ленинградской области и Карелии представляют собой части одного сообщения, рассказывающего о первом событии нашей цивилизации.

Расшифровке рун о начале мира и древним каменным артефактам Северо-Запада я посвятил свою вторую книгу «Начало времён в фольклоре прибалтийско-финских народов».

Дары Воттоваары


Исчезающая культура карел
На мой взгляд, карельский фольклор сохранил больше связей с древней историей, чем русский. Он более многомерен. Общение с духами, предками из загробного мира является для карельского фольклора обычным сюжетом. Духи и боги участвуют в жизни живых.

Чтобы сохранить исчезающую карельскую культуру, сами карелы,
в первую очередь, должны осознать, что наше культурное наследие является одним из древнейших и ценнейших знаний человечества. Десятки тысяч строк карельских рун, записанных на старо-карельском
и древне-карельском языке, ещё лежат непереведёнными.

Возможно, осознание уникальной ценности карельской культуры побудит большее число карел гордиться своей принадлежностью к карельскому народу, интересоваться карельской культурой и языком.